Регулирование отношений собственников бизнеса и руководителей/членов коллегиального органа управления

Автор: Екатерина Соловьева

24 Сентября 2015 г.
Регулирование отношений собственников бизнеса и руководителей/членов коллегиального органа управления

Екатерина Соловьева, заместитель руководителя отдела регистрации и ликвидации ЮЛ и ИП Юридического бюро ''Константа'' в г. Владимир



Гражданский Кодекс (далее ГК), наконец, прямо разрешает назначение на должность исполнительного органа нескольких лиц, то есть предусматривает возможность наличия нескольких директоров компании. В настоящий момент, исходя из неясной трактовки законодательства, назначение на должность директора двух лиц с равным объемом полномочий и правом представления интересов организации без доверенности считается довольно спорным.

В части регулирования отношений между собственниками и руководителем компании хотелось бы отметить следующие важные нововведения:

  • Гражданский Кодекс (далее ГК), наконец, прямо разрешает назначение на должность исполнительного органа нескольких лиц, то есть предусматривает возможность наличия нескольких директоров компании. В настоящий момент, исходя из неясной трактовки законодательства, назначение на должность директора двух лиц с равным объемом полномочий и правом представления интересов организации без доверенности считается довольно спорным. С 1 сентября допускается право указать в уставе на наличие в компании более одного директора. Для части компаний это, возможно, будет полезным инструментом для сбалансированного учета интересов участников при решении вопроса о назначении руководителя. Так, наличие более одного директора может служить дополнительной гарантией от злоупотреблений со стороны кого-либо из руководителей, поскольку, к примеру, есть возможность предусмотреть обязательное наличие подписей всех директоров на всех или определенном перечне договоров, иных распорядительных документах. Автоматически решается проблема и с деятельностью организации в отсутствие кого-либо из руководителей, поскольку всегда есть замена в виде второго директора. 

    При этом и раньше корпоративное законодательство предусматривало возможность указания в уставе и ЕГРЮЛ более одного лица (директора), имеющего право действовать без доверенности от имени общества. ГК это право только закрепил. А наличие двух директоров может быть как плюсом для общества (в перечисленных выше случаях), так и только мешать стабильной работе – в случае конфликта интересов директоров или участников, их назначивших. В любом случае споров и разногласий большее количество руководителей не решает, а право назначения двух директоров является дополнительной возможностью для обществ в отстраивании своей структуры управления, пригодится которая, скорее всего, немногим.

  • Также ГК прямо устанавливает правило об имущественной ответственности лиц, уполномоченных выступать от имени компании, а также членов ее коллегиальных органов и лиц, фактически определяющих его действия (в том числе и мажоритарных участников). Все эти лица должны возмещать убытки, причиненные ими юридическому лицу, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей они действовали недобросовестно или неразумно, в том числе их действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

Регулирование отношений между участниками организации

В этой связи хотелось бы отметить появление возможности заключения корпоративного договора, который призван унифицировать и обобщить положения для акционерных обществ и ООО об акционерных соглашениях и договорах об осуществлении прав участников, предусмотренных специальными законами (об ООО и об АО).

Данный документ по аналогии с предусмотренным для акционерных обществ акционерным соглашением и для обществ с ограниченной ответственностью – договором об осуществлении прав участников, должен будет урегулировать те вопросы взаимоотношений между участниками компании, которые не решены положениями устава. Это позволяет максимально индивидуализировано подойти к отладке специфических для каждой организации вопросов взаимодействия сособственников. С учетом конфиденциального характера корпоративного договора в непубличном обществе появляется своеобразная свобода в регулировании отношений участников, исходя из индивидуальных особенностей и специфики. При этом положения корпоративного договора все же могут противоречить положениям устава компании.

Наряду с участниками общества стороной корпоративного договора могут быть и кредиторы, и иные третьи лица. Возможно, это позволит в будущем решать такие актуальные для собственников бизнеса вопросы как вопросы с наследниками, супругами, потенциальными будущими участниками организации и т.д.

Корпоративный договор может включать в себя вопросы осуществления прав участников, голосования участниками определенным образом, порядок продажи долей и определение цены и условий продажи и т.д.

Поэтому в случае, если корпоративный договор был заключен всеми участниками общества, нарушение его условий при принятии какого-либо решения общим собранием может являться основанием для признания такого решения недействительным.

Для третьих лиц нарушение условий корпоративного договора при заключении обществом сделки влечет недействительность сделки, только если эта сторона знала об ограничениях, установленных в корпоративном договоре. Таким образом, даже если третье лицо знает о наличии корпоративного договора, но он не был ей предоставлен и его содержание осталось конфиденциальным – нельзя считать, что лицо могло знать о возможной недействительности сделки в силу нарушения порядка ее заключения обществом.

При этом учитывая, что при определении объема правомочий участников в корпоративном договоре, сведения о нем должны содержаться в ЕГРЮЛ, уже этот факт должен стать для третьего лица сигналом к необходимости запроса и данного документа в целях проверки отсутствия нарушений при заключении сделки, которые в последующем могут привести к признанию ее недействительной.

Отметим, что и ранее в акционерных соглашениях могли быть урегулированы перечисленные вопросы, однако суды иногда скептически относились к такого рода документу, не признавая за ним действительной юридической силы.

Указание на возможность заключения корпоративного договора в ГК РФ дает надежду на то, что в скором будущем детальное самостоятельное регулирование собственниками компаний любых вопросов, связанных с принятием решений, в том числе с несоответствием количества голосов у участника размеру его доли, станут, наконец-то, нормой в корпоративных отношениях и позволят учитывать все индивидуальные особенности, присущие любому бизнесу.

Уточнены права и обязанности участников корпораций.

В новой редакции ГК РФ указан порядок восстановления участника в юридическом лице, если он был выведен из него в результате неправомерных действий других участников или третьих лиц. Бывший участник вправе требовать возвращения ему доли участия, перешедшей к иным лицам с выплатой им справедливой компенсации, определяемой судом, а также возмещения убытков за счет лиц, виновных в утрате доли. Суд может отказать в возвращении доли участия, если это приведет к несправедливому лишению иных лиц их прав участия или повлечет крайне негативные социальные и другие публично значимые последствия. В этом случае лицу, утратившему помимо своей воли права участия в корпорации, лицами, виновными в утрате доли участия, выплачивается справедливая компенсация, определяемая судом.

Добавлены новые обязанности участников корпорации:

  • участвовать в принятии корпоративных решений, без которых корпорация не может продолжать свою деятельность в соответствии с законом, если его участие необходимо для принятия таких решений;
  • не совершать действия, заведомо направленные на причинение вреда корпорации;
  • не совершать действия (бездействие), которые существенно затрудняют или делают невозможным достижение целей, ради которых создана корпорация.

На практике данное нововведение позволит исключить участника, неисполняющего данные обязанности, из юридического лица. Допустим, один из участников уклоняется от участия в общем собрании, хотя без него не может быть принято какое-либо решение.

Круг лиц, которые могут быть привлечены к ответственности за убытки.

К ответственности за причиненные убытки могут быть привлечены не только лица входящие, но и входившие в состав органов управления. Эта очевидная позиция вытекает из содержания законодательства (ст. 53 ГК РФ; ст. 44 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»; ст. 71 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах». Однако жизнь поставила и иные вопросы. В частности, об ответственности так называемых лжедиректоров, то есть лиц, действовавших от имени юридического лица без надлежащих полномочий. Убытки у юридического лица могут возникнуть, предположим, по той причине, что сделки, заключенные таким лжедиректором, в ряде случаев признаются действительными. Например, если контрагент по сделке являлся добросовестным, а внесение сведений о таком лжедиректоре в ЕГРЮЛ не противоречило воле большинства участников.

С принятием поправок в ГК РФ, наконец-то будет решена проблема привлечения к ответственности лиц, которые фактически руководят юридическим лицом, например, крупного участника. Нередко такие лица и вовсе не имеют никакой формальной связи с юридическим лицом, осуществляя руководство через номинальных участников и директоров.

Так, в соответствии с п. 3 ст. 53.1 ГК РФ (в редакции, которая начала действовать с 01.09.2014) лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица, включая возможность давать указания лицу, уполномоченному выступать от имени юридического лица, и (или) членам коллегиальных органов юридического лица, обязано действовать в интересах юридического лица разумно и добросовестно и несет ответственность за убытки, причиненные юридическому лицу по его вине.

Бремя доказывания добросовестности и разумности действий директора.

Для привлечения к ответственности за нарушение договора в виде возмещения убытков необходимо наличие нарушения договора и убытков, находящихся между собой в причинно-следственной связи, а также вины контрагента. Наличие нарушения и убытков доказывается потерпевшим, наличие вины предполагается, а ее отсутствие должен доказать нарушитель (ст. 401 ГК РФ).

Обязательство директора состоит в том, чтобы, действуя добросовестно и разумно, способствовать достижению целей юридического лица. Соответственно истцу для того, чтобы доказать факт нарушения со стороны директора, необходимо представить доказательства, свидетельствующие о том, что действия (бездействие) директора были недобросовестными и (или) неразумными. Истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица.

Действия директора считаются виновными, если с его стороны имели место недобросовестные и (или) неразумные действия (бездействие). Это вытекает хотя бы из того, что при доказанности нарушения со стороны директора уже не остается места для отдельного доказывания вины в смысле ст. 401 ГК РФ. Вряд ли возможны недобросовестные и (или) неразумные, но невиновные действия.

В то же время нельзя исключать наличие и обратной ситуации, когда в позиции слабой стороны будет находиться директор. Так, будучи уже лишенным полномочий и уволенным, директор не имеет доступа к документам юридического лица, которые могли бы доказать его добросовестность и разумность (например, отчет оценщика, которым директор руководствовался при совершении сделки). Представляется, что в случае необходимости суд вправе по ходатайству бывшего директора истребовать у юридического лица соответствующие документы (ч. 4 ст. 66 АПК РФ).

Решение директора в пределах разумного предпринимательского риска находится под защитой.

Деятельность директора связана с принятием деловых (предпринимательских) решений, последствия которых не всегда оказываются выгодны юридическому лицу. Поэтому важно понимать, что директор объективно не может гарантировать правильность своих решений, так как осуществление юридическим лицом деятельности всегда сопровождается известной долей риска. Изменчивые условия гражданского оборота могут разрушить даже самый выверенный прогноз.

Очевидно, что от директора можно ожидать деловой активности только при условии, если ему будет гарантирована известная степень свободы в принятии решений, а также то, что он не будет привлечен к ответственности только из-за того, что эти решения оказались неудачными.


К списку всех статей

Статьи

Стандартный случай неосновательного обогащения (из практики Юридического бюро ''Константа'')

В том случае, если договор, оплата по которому была произведена, является незаключенным, данная оплата может быть взыскана с получателя как неосновательное обогащение. Истец внес организации-исполнителю полную предоплату за оказание услуг сопровождения участия в торгах

Подробнее

Дело о незаконном присвоении имущества (из практики Юридического бюро ''Константа'')

В условиях современной российской действительности нередко перед клиентами Бюро стоит проблема истребования своего имущества, которое не предусмотренным законом способом оказалось во владении других лиц

Подробнее

Написать нам

Сообщение*

Нажимая данную кнопку, я даю согласие на обработку своих персональных данных, на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности ООО "Константа-Холдинг"

* - поля, обязательные для заполнения