Марк Геллер о законодательных новеллах-2021

Автор: Марк Геллер

25 Января 2021 г.
Марк Геллер о законодательных новеллах-2021

Традиционно в начале года мы проводим обзор законодательных новелл, которые окажут, на наш взгляд, наиболее серьезное влияние на деятельность субъектов бизнеса. Таких в наступившем 2021 году немало.

Хочу отметить, что ряд новелл требуют дополнительного серьезного анализа и комментариев, поэтому им будут посвящены отдельные публикации и мероприятия.

«Удаленка» узаконена

Часть изменений в законодательстве, безусловно, связана с событиями прошлого года, заметно изменившими нашу жизнь в целом: я имею в виду пандемию коронавируса и появившиеся в связи с этим ограничения, новые административные практики и т.д. 

Например, в Трудовом кодексе появилось новое понятие – работа в удаленном режиме. Появилось правовое регулирование такой формы трудовой деятельности. Ранее такого не было в принципе, поскольку работа в удаленном режиме не практиковалась массово, и все вопросы, связанные с удаленкой, решались работником и работодателем по согласованию. Однако в 2020 году на удаленный режим массово переходили целые отрасли. Была ли острая необходимость законодательного регулирования – спорный вопрос. Тем не менее, оно теперь есть, и всем кадровым службам необходимо это учитывать и действовать в соответствии с теми изменениями, которые были внесены в ТК РФ.

Новые формы контроля

В июле 2020 года был принят Федеральный закон № 248-ФЗ «О государственном надзоре (контроле) и муниципальном контроле в Российской Федерации». Основные положения этого закона вступят в силу с 1 июля 2021 года, однако готовиться к этому стоит уже сейчас.

Закон предусматривает появление новых форм государственного и муниципального контроля, в частности, те, с которыми многим предпринимателям уже пришлось столкнуться на практике в период пандемии. Это пресловутые «мониторинги», по итогам которых организациям выписывали штрафы или приостанавливали деятельность – хотя на плановые проверки был введен мораторий, а для проведения внеплановых требовалось согласования прокуратуры. Мы неоднократно высказывали свое мнение о том, что подобные действия недопустимы, потому что считаем, что государство не имеет права массово нарушать процедуры, которые само же установило.

Новый закон вводит новые виды контрольных мероприятий, такие, как мониторинговая закупка, рейдовый осмотр, профилактический визит. Процедуры заметно усложняются, система контроля и надзора становится очень многослойной и запутанной. Безусловно, этот закон требует серьезного внимания, и в своих обзорах мы к нему еще вернемся.

«Гильотина» опустилась не полностью

В прошлом году много говорили о ФЗ-247 «Об обязательных требованиях в Российской Федерации» - так называемой «регуляторной гильотине».

Сама идея, появившаяся еще до пандемии, очень благая. В нашей стране до сих пор действуют законы и подзаконные нормативные акты, принятые еще в Советском Союзе и не учитывающие изменения, произошедшие в жизни и законодательном регулировании. Предполагалось, что Правительство РФ, федеральные министерства и ведомства проведут инвентаризацию и актуализацию этих нормативных актов, создавались специальные межведомственные комиссии, чтобы новые акты разных ведомств не противоречили друг другу.

Также 247-ФЗ устанавливал, что положения нормативных правовых актов, устанавливающих обязательные требования к бизнесу, должны вступать в силу либо с 1 марта, либо с 1 сентября – то есть сделали единый день вступления в силу, что называется.

Предполагалось, что с 1 января 2021 года при осуществлении государственного контроля не будет допускаться оценка соблюдения обязательных требований, содержащихся в нормах, если эти нормы вступили в силу до 1 января 2020 года. То есть на основании устаревших требований нельзя будет привлекать субъекты бизнеса к административной ответственности.

Эта работа должна была дать хороший эффект, но многие эксперты, в том числе эксперты ГК «Константа», сомневались в том, что в указанный в законе срок – к 1 января 2021 года – чиновники успеют провести эту колоссальную работу, особенно с учетом того, что многие ведомства работали в удаленном режиме. Так и случилось: порядка 1300 нормативных актов в итоге было выведено за пределы этого документа, то есть их действие пока продолжится, хотя они были приняты до 1 января 2020 года. Можно сказать, что «регуляторная гильотина» до конца не опустилась. Хотя я надеюсь, что эту работу доведут до конца.

Биткоины в законе

С 1 января 2021 года вступил в силу Федеральный закон № 259 «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте…». Этот закон впервые установил регулирование сферы цифровых финансовых активов в нашей стране.

В последние годы интерес инвесторов к цифровым активам постоянно растет, и хотя цифровая валюта остается высокорисковым активом, многие вкладывают средства в нее. Соответственно, многие страны мира озаботились законодательным регулированием этой сферы, чтобы вывести ее из тени и снизить возможность использования цифровых активов криминальными кругами. Думаю, в ближайшее время мы увидим регулирование не только на национальном, но и на международном уровне. А сейчас Российская Федерация уже сделала первый шаг в данном направлении. И тем, кто занимается цифровыми активами или рассматривает возможность вложиться в них, стоит изучить этот закон.

В частности, в РФ установлен запрет на расчет цифровой валютой за товары, работы и услуги со стороны юридических и физических лиц, которые являются резидентами Российской Федерации. То есть мы не можем за биткоины или иную цифровую валюту продавать что-либо в России и брать за это деньги, не можем рекламировать и не можем использовать в своих маркетинговых целях то, что мы используем расчеты в цифровой валюте.

259-ФЗ определяет, в каких случаях инвестор в цифровые активы может получить судебную защиту, устанавливает требования к операторам, а также определяет, что регулятором этой сферы является Центральный банк России. Эта структура уже доказала, что обладает огромным административным ресурсом и проводит достаточно жесткую политику, что, безусловно, также надо учитывать.

Нужен следующий шаг

Еще один нормативный акт, о котором я хотел бы упомянуть – Федеральный закон «О внесении изменений в статьи 7 и 11 Федерального закона «О потребительском кредите (займе)» и статью 9.1 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)». Он вступает в силу с 1 сентября 2021 года и связан с кредитованием физических лиц, тем не менее, считаю его достаточно важным.

Речь идет о том, что при досрочном возвращении потребительского кредита с 1 сентября 2021 года должен проводиться перерасчет расходов заемщика, которые были заключены в договорах страхования на обеспечение данного кредита. Вводится понятие договора, заключенного в целях обеспечения обязательств заемщика, и если кредит возвращен досрочно, часть страховой премии должна вернуться. Это правильно, потому что иначе это возникает необоснованное обогащение страховщиков.

Но мне кажется, что государство, делая этот шаг на пути защиты прав заемщиков, должно сделать и следующий – законодательно закрепить обязанность банков пересчитать процентные платежи при досрочном погашении кредита. Ведь при аннуитетном способе расчета платежей по кредиту заемщик в первое время платит, в основном, именно проценты – фактически в том числе за то время, в течение которого он этим кредитом еще не пользовался. И когда идет досрочное погашение кредита, я считаю, что было бы справедливо пересчитать проценты. Но законодательство, к сожалению, не регулирует этот вопрос напрямую, а суды по этому вопросу сначала занимали сторону заемщика, но в последнее время перешли на защиту интересов банков.

Маркировка: внимание на товарные остатки

Продолжают вступать в силу требования, связанные с маркировкой товаров. Нашей области это касается напрямую, поскольку с 1 января 2021 года запрещен оборот немаркированных товаров легкой промышленности, и вся продукция текстильной отрасли теперь может реализовываться только в маркированном виде. До 1 февраля 2021 года разрешено домаркировать остатки. Тот, кто этого не успеет сделать до 1 февраля, по всей видимости, вынужден будет списывать немаркированные остатки на убытки: он не сможет их реализовывать и использовать в гражданском обороте.

Тем, кто работает с товарами легкой промышленности, надо обратить серьезное внимание на следующий момент. Если товар был создан в 2020 году и по нему был возмещен НДС, причем не денежными средствами, а в обороте (например, вы купили этот товар, а НДС поставили себе на возмещение, получив счета-фактуры от ваших поставщиков в 2020 году), вы должны эти остатки отмаркировать. Если вы их не отмаркируете до 1 февраля 2021 года, то у вас это товар будет выведен из оборота. И логика подсказывает, что налоговая потребует восстановить НДС, который вы приняли к возмещению по этому товару. Многие этот вопрос упускают, он нигде не освещается, но потом будет поздно.

С 2021 года под маркировку будет подпадать молочная продукция. С 1 июня 2021 года маркировка будет обязательная для сыров, мороженого и пищевого льда, с 1 сентября – для молочных продуктов со сроком хранения более 40 суток, с 1 декабря – со сроком хранения менее 40 суток. Для крестьянско-фермерских хозяйств, самостоятельно реализующих свою продукцию в розницу, предусмотрена отсрочка до 1 декабря 2022 года. Будем следить за тем, как пойдет этот процесс.

Налоги: без серьезных перемен

Изменения в налоговом законодательстве в этом году незначительные. В частности, теперь налогоплательщики обязаны уведомлять налоговый орган об объектах транспортного и земельного налога в том случае, если при расчете налогов налоговая инспекция эти объекты не учла. Сделать это надо до 31 декабря года, следующего за отчетным. Видимо, несмотря на всю цифровизацию, система межведомственного взаимодействия дает сбои, и обязанность переложили на налогоплательщиков.

Часть изменений касается налога на добавленную стоимость для организаций, находящихся в процедуре банкротства. Ранее от НДС была освобождена реализация товаров, входящих в конкурсную массу и реализуемых с торгов. С 1 января если предприятие-банкрот ведет текущую деятельность, то при реализации своих товаров, работ и услуг оно также освобождается от уплаты НДС. Это хорошо, особенно потому, что банкротство всё чаще и чаще становится процедурой оздоровления, а не ликвидации, и предприятия продолжают работу даже в рамках этой процедуры.

«Антиотмывочные» новеллы

Нельзя обойти вниманием и изменения в «антиотмывочный» закон № 115-ФЗ, которые вступили в силу с 10 января. Усилен контроль за финансовыми транзакциями, скорректирован перечень операций, подлежащих обязательному контролю, он дополнен новыми операциями.

В частности, обязательному контролю подлежат почтовые переводы физлиц в размере 100 тысяч рублей и более, лизинговые платежи в размере 600 тысяч и более, будут контролироваться все операции с недвижимостью на сумму 3 млн рублей и более.

Моратории, аудит и прочее

Есть еще ряд небольших, но существенных изменений.

До конца 2021 года продлен мораторий на плановые проверки субъектов малого и среднего предпринимательства. Думаю, этот мораторий, как и в прошлом году, никак не повлияет на контрольно-надзорную деятельность, которая прекрасно ведется под видом «мониторингов».

Зато все остальные моратории, в том числе мораторий на возбуждение дел о банкротстве, завершились.

С 1 января 2021 года лицензии на осуществление определенных видов деятельности будут выдаваться только в электронной форме. Документы в электронной форме – вещь, давно привычная: напомню, что с 2016 года свидетельства о праве собственности на объекты недвижимости не выдаются, есть только электронная запись в реестре и выписки из нее.

Небольшие изменения в закон о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей: теперь ИП и юридические лица должны уведомлять регистрирующий орган о внесении изменений в сведения, содержащиеся в госреестре в течение 7 дней, а не 5, как раньше.

Закон об аудиторской деятельности претерпел значительные изменения – отменено требование об обязательном аудите для значительного количества организаций.

С 1 января 2021 под обязательный аудит подпадают субъекты малого и среднего предпринимательства с выручкой свыше 800 млн рублей в год по доходу и 400 млн рублей по наличию активов (ранее эти цифры составляли 400 млн по доходу и 60 млн по активам).

Рейтинг статьи:  238




К списку всех статей

Статьи

Экспертиза тарифов поможет снизить курс «коммунальной валюты»

Потребители услуг ЖКХ часто сталкиваются с завышенной тарифной ставкой, что в свою очередь приводит к существенному росту расходов организации. Но стоит помнить, что сам потребитель может влиять на процесс регулирования тарифов. Помощь в этом вопросе окажут независимые эксперты.

Подробнее

Попытка покупателя «раскрутить» поставщика на замену товара не увенчалась успехом

«Уж сколько раз твердили миру», что между юридическими лицами сделки нужно заключать в виде традиционного договора. На практике же поставка товаров часто осуществляется по заявке покупателя, которая не содержит большинства важных условий сделки. Поэтому при возникновении спора отсутствие договора только осложняет доказывание в суде. Чтобы с самого начала контролировать ситуацию, грамотно разработать алгоритм действий и правильно применить законодательство требуется вмешательство профессиональных юристов.

Подробнее

Написать нам

Сообщение*

Нажимая данную кнопку, я даю согласие на обработку своих персональных данных, на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности ООО "Константа-Холдинг"

* - поля, обязательные для заполнения

Перезвоните мне

Нажимая данную кнопку, я даю согласие на обработку своих персональных данных, на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности ООО "Константа-Холдинг"

* - поля, обязательные для заполнения