Закон что дышло?

Автор: Марк Геллер

24 Сентября 2015 г.
Закон что дышло?

Геллер Марк Витальевич, к.ю.н., адвокат, руководитель Юридического бюро ''Константа''


Есть ли смысл проводить в России общественные слушания по законопроектам?

Законы в России почти всегда отличает одна особенность: в них неизменно отстаиваются властные интересы, что упорно не меняется, несмотря на политические переустройства внутри страны и проводимые общественные слушания.

Если говорить о цивилизованном обществе, то в нем основное предназначение законов все же заключается в регулировании общественных отношений в интересах всех участников. Законы должны быть написаны легитимной властью, которая поддерживается обществом, поскольку лишь тогда они действительно могут быть исполнимы. Немаловажно и то, что законы должны писаться профессионально, быть понятны обществу, а перед принятием предварительно обсуждаться в профессиональных сообществах (особенно если это законы узконаправленного регулирования). Но учитываются ли все эти задачи перед принятием законов в России?

Вопреки нормам права
На мой взгляд, в адекватных общественных моделях законы создаются, чтобы упрощать жизнь, делая отношения более единообразными и понятными. Другой вопрос, насколько адекватна общественная модель в России? Она, конечно, имеет свою ментальную особенность, и мне, как юристу, это очевидно. Действительно, менталитет нашего человека таков, что любую законодательную инициативу или правовую норму мы изначально воспринимаем враждебно. В связи с этим наш мозг сразу импульсивно начинает искать выходы из этой ситуации. Особенно это касается людей, ориентированных на решение задачи. Для них любой закон – есть препятствие, очередная проблема, которую необходимо решить.
И подобная тенденция в последнее время наиболее присуща предпринимательскому сообществу, поскольку оно является наиболее активной частью общества, которому свойственны авантюристические (в хорошем смысле их понимания) и одновременно волевые черты. И предприниматели изыскивают любые возможности, чтобы достичь цели, независимо от того, какие нормы права принимаются. Но, на мой взгляд, это временное (но не кратковременное) явление. Возможно, если наше общество начнет постепенно выздоравливать, эта тенденция (мышление, направленное вопреки нормам права) постепенно сойдет на нет: законы будут писаться по предпринимательской инициативе, учитывая мнения и пожелания бизнеса и, как следствие, поддерживаться деловым сообществом. Но пока этого не происходит. Если рассматривать законы, касающиеся предпринимательской деятельности, то лично я всегда выступаю за то, чтобы любые изменения (в том же налоговом или гражданском законодательстве) всегда проходили предварительные общественные и профессиональные слушания. Причем реальные, а не для галочки. Но, к сожалению, именно «слушания для галочки» – это тренд нашей законодательной действительности.

Мистификация мнений
В настоящий момент грядут глобальные изменения в Гражданский кодекс. На мой взгляд, отрицательные, не имеющие в большинстве своем целесообразного зерна, учитывая их масштабы и формат. Думается, что повлиять на их принятие мы уже никак не можем, поскольку это инициатива исходила от нынешнего премьер-министра, а на момент инициирования президента РФ.
Не скрою, я оставлял свои комментарии относительно изменений в ГК, когда те проходили общественные слушания, поскольку одновременно состою в Торгово-промышленной палате, ''ОПОРЕ России'', Союзе промышленников и предпринимателей. Мне это было интересно и как юристу, но на 99,9% я уверен, что все мои комментарии уходят в песок. Вера в целесообразность общественных законодательных слушаний в той форме, в какой они существуют в России, у меня (впрочем, как и у большей части бизнес-сообщества) практически исчезла в 2010 году. Когда был принят закон о повышении страховых взносов во внебюджетные фонды. Именно тогда у многих сложилось впечатление, что к голосу реальной, а не показной общественности власти практически не прислушиваются. Повышение тарифов привело к «трагичным последствиям»: доверие к власти у бизнеса было подорвано, несмотря опять же на проведенные перед принятием закона общественные слушания.
Когда шла речь о повышении взносов во внебюджетные фонды до 34%, только ленивый не кричал, что это абсурд, бизнес устраивал акции протеста, но правительство не отказалось от своей инициативы. И только через два года в Минфине и Минэкономразвития признали, что повышение страховых взносов в ПФ, ФСС и ФФОМС было ошибкой: привело к возвращению серых зарплат и сокращению бюджетных доходов. Поэтому теперь задача изменилась: общий тариф предлагается сохранить на уровне 30%. Бизнес же считает, что этого мало: ведь чтобы вновь вернуть доверие к государству, одного сокращения взносов мало.

Право на апатию
Почему я вспомнил именно об этом законопроекте? Он был своего рода знаковым, поскольку помимо экономических потерь повлек и серьезные моральные последствия. Если бы тогда власть более внимательно выслушала мнение бизнеса и на его основании хотя бы сгладила законопроект, то повысилась и вера предпринимателей в то, что их голос может быть услышан. В свою очередь, именно это усилило бы активность делового сообщества в общественной экспертизе других законопроектов.
Но сейчас в обществе царит некая апатия. Когда власть запрашивает мнение бизнеса по той или иной законотворческой инициативе, то в деловой среде ее могут обсудить, но никто реально не будет тратить время на проработку и активные действия. Потому что бизнес не верит, что его мнение будет услышано. Все признают, что общественные слушания в большинстве своем сейчас проходят для галочки.
Впрочем, во всем надо искать положительное. При всем пренебрежении к общественным слушаниям плюсы можно найти: участвуя в них (даже понимая, что практической пользы это не принесет), автоматически развиваются мысль и творчество, расширяются рамки сознания. А это, несомненно, помогает в трактовке того или иного закона. Ведь не зря среди юристов бытует мнение, что любой закон создан для того, чтобы думающие люди смогли найти в нем лазейки. Их по-прежнему ищут, находят и будут искать и дальше. Но это отнюдь не показатель слабой российской правовой базы. Просто профессиональные юристы – это такие люди, которые в своей работе заточены на соблюдение интересов клиента до победного.

Вера в доверие
Закон (каков бы он ни был, в какой бы стране ни принят) всегда будет иметь лазейки и возможности его обойти. Его пишут люди, которые «на берегу» не могут предусмотреть все возможные вариации применения закона. К тому же в нашем стремительном современном инновационном мире законы часто не успевают за изменениями отношений и, соответственно, зачастую перестают отвечать реалиям жизни еще до их вступления в силу. Это происходит не только в России, но и во всем мире. Мои знакомые адвокаты из-за рубежа успешно используют законотворческие промахи, чтобы найти решение поставленных перед ними задач.
Поэтому, на мой взгляд, участие перед принятием законов в их обсуждении «людей со стороны», обывателей и представителей профессиональных сообществ более чем важно. Должны быть созданы определенные площадки, где законопроекты могут и должны обсуждаться. Но изначально необходимо вернуть обществу веру в то, что его мнение может быть услышано и доведено до инициаторов законопроекта и лоббирующих его лиц. Вернуть доверие не просто, но возможно и действовать в этом направлении необходимо: привлекать – реагировать – менять. И со временем доверие общественности может вернуться.

Рейтинг статьи:  354




К списку всех статей

Написать нам

Сообщение*

Нажимая данную кнопку, я даю согласие на обработку своих персональных данных, на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности ООО "Константа-Холдинг"

* - поля, обязательные для заполнения

Перезвоните мне

Нажимая данную кнопку, я даю согласие на обработку своих персональных данных, на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности ООО "Константа-Холдинг"

* - поля, обязательные для заполнения